Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации
Карта сайта Лента новостей

Таможенный союз. Назад в будущее

Версия для печати Подписаться

Член Экспертного совета Комитета Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств Алексей Власов в программе "Экспертиза" на радио "Голос России" рассуждает о перспективах таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России.

На территории России, Белоруссии и Казахстана будет действовать новый Таможенный кодекс Таможенного Союза. Обретет ли интеграция новый смысл и реальное очертание? Станет ли новый Таможенный кодекс шагом к единому экономическому пространству?

Гости программы "Экспертиза":

в студии:

Алексей Власов, генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве.

по телефону:

Тимур Сулейменов, вице-министр экономического развития и торговли Республики Казахстан,

Валерий Садохо, директор департамента внешнеэкономической деятельности МИД Республики Беларусь.

Ведущий - Максим Шалыгин.

Шалыгин: Здравствуйте, друзья! Сейчас главное событие в наших широтах - принятие Таможенного кодекса. Это самая глубокая форма интеграции на постсоветском пространстве. Хотелось бы понять - это событие или имитация событий? За последние двадцать лет, мы с вами были свидетелями многих красивых больших заявлений, подписания колоссального количества документов. Однако в нашей с вами простой жизни мало что менялось с тех пор. Каждый жил в своем уголке большой коммунальной квартиры. Главный эксперт в студии - Алексей Викторович Власов, генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве. Здравствуйте!

Власов: Добрый день!

Шалыгин: Вопрос к вам. Это все-таки событие или имитация события?

Власов: Это не может быть имитация. Ровно в восемь утра, возвращаясь из Астаны, рейсом "Трансаэро", я вдруг понял, что улетал из одной Москвы, а вернулся в совершенно другую. Есть два коридора, когда вы проходите таможню, красный и зеленый. Я по привычке пошел в зеленый коридор. Вдруг с удивлением увидел, что коридоров отныне не два, а три. И отдельный коридор существует для граждан Казахстана. Точнее, для граждан, прилетевших рейсами из любого города Казахстана. Теперь действуют совершенно иные таможенные правила. Их просто никаких не было, не было ни одного таможенника. Видимо, это была сверхзеленая линия, по случаю того, что такая памятная дата. Уже нечто конкретное, осязаемое, вполне реальное, что может любой гражданин, который так или иначе связан с Казахстаном, или по бизнесу, или по служебной деятельности, ощутить на своем практическом опыте. Это - не виртуальный проект. А дальше надо уже смотреть, в чем его плюсы и в чем его минусы.

Шалыгин: Я много раз приводил примеры. Для меня интеграция заключается в очень простых вещах. Когда я звоню в Беларусь, из Москвы набираю, 8-10 потом, код Беларуси - 375. Когда я звоню друзьям в Казахстан, я набираю просто код междугородний - 8, а международный код не набираю. Я набираю сразу телефонный код населенного пункта, куда хочу позвонить. Это для меня конкретная интеграция. Ровно о том же вы сейчас, сказали.

Власов: Это - самое главное. В тот момент, когда очень важные картинки с телевидения будут проецироваться на нашу каждодневную жизнь, ровно в этот момент интеграция обретет новый смысл и реальное очертание. Пока это на уровне обсуждения политиков, премьеров, президентов, министров, все это очень далеко от людей, которые занимаются бизнесом мелким, средним, которых интересует пошлина на ввоз машин. Как только вы ощущаете на своей собственной шкуре, тогда, вы говорите, я двумя руками за Таможенный союз. Или вы задаете вопрос своему правительству: друзья, а почему так получилось, что-то, что вчера стоило в два раза дешевле, сегодня вдруг резко подорожало?

Шалыгин: Тогда давайте разбираться. Что за документ подписан? Что за решение принято?

Власов: Подписано более двух десятков документов разной степени значимости. Самое главное заключается в том, что в действие вступает Таможенный кодекс. Мы уже можем твердо говорить о том, что Россия, Беларусь и Казахстан существуют в едином таможенном пространстве, на котором действуют единые правила. И это вторая форма более высокая, чем начальная стадия Таможенного союза. И следующая, третья, к которой двигаются президенты трех стран, это единое экономическое пространство.

Шалыгин: Много об этом говорили. Украина еще была.

Власов: Да. Поэтому, оставим это пока в стороне. Но что любопытно, господин Шувалов сказал...

Шалыгин: Это вице-премьер российского правительства.

Власов: Да, вице-премьер российского правительства сказал, что сохраняются разногласия по некоторым видам пошлин. Это значит, что еще не все вопросы до конца согласованы, хотя документы и подписаны. Но, видимо, эти вопросы будут решены в течение года, полутора лет. Потому что в единое экономическое пространство вступать с разными подходами как в Москве и Минске, допустим, пошлина на нефть, невозможно, нереально. Сейчас пока, это некий каркас, в котором остается определенный сегмент, еще непроработанный до конца. Говорить о законченности, даже после того, как подписи поставлены, я думаю, еще преждевременно.

Шалыгин: Давайте отметим, что по номенклатуре законов, нормативных документов, кодекс стоит на одну ступеньку ниже Конституции, основного закона любого государства, и выше всех национальных законодательных актов.

Власов: Абсолютно точно. Именно поэтому нужно было привести в соответствие с Таможенным кодексом все несостыковки и внутренние противоречия, которые существовали в национальном законодательстве. И общаясь с чиновниками ЕврАзЭСа, которые за это время, по-моему, поседели. Можете представить себе, насколько действительно огромная работа была проведена по тысячам номенклатур, видов товаров, по согласованию пошлин. А затем по изменениям, которые законодатели должны были внести в национальное законодательство, чтобы оно соответствовало Таможенному кодексу. Это колоссальная работа.

Шалыгин: Вадим Густов, уверен, вы знаете этого сенатора.

Власов: Конечно.

Шалыгин: Возглавляя Комитет по делам СНГ, связям СНГ в Совете Федерации России, бывший вице-премьер российского правительства, плотно занимался проблемами приграничного сотрудничества, стыковкой законодательств. Лет пять назад, я его спросил, Вадим Анатольевич, как? Он сказал, что столько наворотили за годы независимости, что теперь сшить это просто невозможно.

Власов: Одну фразу я хотел сказать. Общаясь с чиновником казахстанским в Астане, он в целом нейтрально или позитивно нейтрально относится к Таможенному союзу. Он сказал один очень важный момент: то, что мы сейчас подписали, здорово поможет нам - казахам, русским, белорусам - выловить всех наших национальных "тараканов", которые существуют в экономическом секторе. C помощью единого таможенного пространства мы можем понять, насколько мы реально конкурентоспособны. И это тот момент, который, с моей точки зрения, является главным итогом того, что было подписано в Астане.

Шалыгин: Конкурентоспособны между собой, либо для внешних?

Власов: Вначале, мы должны научиться конкурировать друг с другом в рамках более благоприятных условий, примерно единых экономических стандартов. И самое главное, мы из одной шинели советской выросли. Конкурировать с Китаем или входить в ВТО, и как Киргизия оказываться беззащитными перед внешней конкуренцией, я думаю, ни России, ни Казахстану, ни, тем более, Белоруссии, такой путь не очень выгоден. Научимся вначале конкурировать друг с другом. Найдем общие знаменатели в рамках этого тройственного союза. И, ради бога, никто не отменял движение к ВТО, и это было подтверждено в заявлениях наших высших должностных лиц.

Шалыгин: О Киргизии как конкурентоспособности в экономике? Там бы кровь остановить.

Власов: Конечно, но, несмотря на это, госпожа Отунбаева сказала о том, что в некоей перспективе. Я тоже отношусь к этим заявлениям скептически. Это политический пиар, абсолютно. Но здесь как раз, Киргизия - пример, что экономика не терпит пустословия и чрезмерных агитационно-пропагандистских перекосов. А здесь мы видим все-таки три страны "с кровью"...

Шалыгин: В кавычках.

Власов: Да. Все-таки сумели, пусть даже в последний момент, но договориться. Это огромный плюс.

Шалыгин: Существует ли некий общий принцип формирования Таможенного союза в принятии Таможенного кодекса? То, что внутри происходит беспошлинное перемещение, это понятно. Есть же у каждого государства в России, Беларуси, Казахстане свои таможенные ставки на ввоз автомобилей, на наукоемкую продукцию, на товары и услуги. Все эти цифры есть. И существует ли информация, что взяли все верх, верхушечки, и подтянули остальные государства? По какому принципу?

Власов: Вы садитесь за стол переговоров. Персона, обличенная доверием со стороны первых лиц, Россия, Казахстан и Беларусь. У вас есть, условный лист. В нем прописаны оптимальные варианты пошлин, которые бы вас устраивали, и варианты, по которым вы можете отступить или они являются для вас несущественными. И путем долгосрочных переговоров, сличение этих позиций между Москвой, Минском и Астаной, происходит выявление критических точек и тех точек, по которым договориться можно сразу. Критические точки - понятно. Для Астаны и Москвы это пошлины на дешевые автомобили, которые идут через Беларусь с Запада.

А для Минска - это уже проблема мирового масштаба. Это экспортные пошлины на нефть, которые являлись предметом постоянной дискуссии и споров между руководством, в том числе высшим руководством России и Беларуси. Но было заявлено, что до начала работы единого экономического пространства какие-то изъятия и определенные послабления могут существовать. Как только страны вступают в ЕЭП, в единое экономическое пространство - этот вопрос должен быть закрыт. Что это означает? Означает, что еще в течение года, полутора лет определенные изъятия будут сохранены. Все равно придется договариваться. Идти на компромиссы. И уходить от каких-то жестких требований друг другу. В противном случае, я думаю, пятого числа ничего бы не было подписано...

Полная версия программы на сайте радиовещательной компании "Голос России"