Архивная версия сайта
Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации
Карта сайта Лента новостей

Молдова и СНГ: перспективы развития

Мариан Лупу - лидер Демократической партии Молдовы, доктор экономических наук

В настоящее время актуализируется вопрос о жизнеспособности СНГ, функциональности его структур, о перспективности выработанных за время существования этой организации форм взаимодействия и сотрудничества в целом. Настал момент, когда члены Содружества должны четко ответить на главный вопрос:эффективен ли путь совместного, основанного на системе традиционных связей развития, либо каждая постсоветских стран может самостоятельно добиться больших успехов и идти совершенно обособленным путем?

Хочу выразить мнение, по всем признакам доминирующее среди членов Содружества: ликвидация налаженной системы связей, устоявшихся механизмов сотрудничества и элементов общности была бы не только ошибкой, но определенно вызвала бы тяжелые, во многом катастрофические последствия для каждого из нас. Ни одно из государств, образовавшихся после распада СССР, не имеет условий и возможностей вполне самодостаточного развития – мы остаемся необходимыми друг другу и без взаимной поддержки каждый из нас не может в полной мере реализовывать свое геополитическое предназначение. В Молдове, исключительно бедной природными ресурсами, важность такого подхода осознается с особой остротой.

Принятие этой исходной установки вызывает закономерный вопрос: на каких основаниях и принципах может строиться дальнейшая деятельность СНГ, если мы хотим, чтобы оно не только доказало свою дееспособность, но и могло выступать как активный и успешный участник глобальных и региональных процессов, как влиятельная сила и "центр притяжения" в системе международных взаимодействий. Полагаю, основы наших совместных усилий по достижению общих целей и задач могут быть следующими:

А. В течение многих лет не теряет своей значимости вопрос: является ли СНГ инструментом "цивилизованного развода" бывших советских республик, либо реальной организацей, призванной решать определенный комплекс общих задач? В свою очередь признание целесообразности и необходимости пребывания в единой структуре с другими постсоветскими государвтвами предполагает второй вариант решения. Такой выбор и делает Молдова.

Подобный выбор налагает определенные морально-политические обязательства на страны СНГ, без соблюдения которых теряет смысл само существование Содружества. Во-первых, они касаются понимания общности нашего геополитического положения и интересов. Во-вторых, – способности совместными усилиями решать общие задачи, что в свою очередь требует выработки генеральных принципов таких решений и активирования механизмов их реализации.

В качестве примера приведу проблему координации противостояния криминальным угрозам. Нельзя сводить решение соответствующего этой сфере круга задач только к общей борьбе с распространением наркотиков и к пресечению проявлений терроризма. СНГ никогда не станет определенной транснациональной общностью, пока внутри него не будут предприняты усилия по созданию единого пространства общественной безопасности. Ситуации, при которых Молдова объявляет в уголовный розыск преступников, а другие страны СНГ обеспечивают им убежище, попросту неприемлемы, поскольку в этом случае СНГ оказывается не сплоченной организацией, а лишь неким "клубом по интересам".

В-третьих, обязательства, принятые странами-членами, предполагают жесткое осуществление принципа равенства их прав, интересов и возможностей: в Содружестве, если ему суждена счастливая Судьба, не может быть "старших братьев" и аутсайдеров. Для маленькой Молдовы реализация этого принципа имеет стратегическое жизненное значение. Приведу в пример сферу энергетики и поставки энергоносителей. Если члены СНГ будут жестко делиться на диктующих условия, и на "потребителей", которых просто ставят перед фактом, реальных перспектив у Содружества не будет. Лишь способность принимать взаимоприемлемые сбалансированные решения может обеспечить долгосрочный продуктивный характер между членами этой организации.

В-четвертых, безусловно необходимым является следование принципам солидарности ("более сильный всегда помогает более слабому"), не требуя взамен тех или иных геополитических "бонусов". В ЕС коллективная поддержка пострадавших от кризиса или бедствий стран-членов является нормальной практикой; в СНГ же, к сожалению, до сих пор подобные ситуации нередко становятся поводом для политических игр. Хочу выразить пожелание своей страны: если бы в рамках СНГ существовали специальные формы взаимодействия и структуры по выработке совместных мер, единой стратегии противостояния экономическому кризису и аналогичным явлениям в перспективе, этот кризис не имел бы столь разрушительного воздействия, прежде всего для стран СНГ, бедных ресурсами подобно Молдове.

В-пятых, строгое соблюдение начал независимости, суверенности, защиты законных интересов и прав каждого члена СНГ. Необходимы механизмы совместных усилий по обеспечению незыблемости этого принципа. До тех пор, пока в СНГ есть страны, не контролирующие, как Молдова, всю свою территорию в международно признанных границах, жизнеспособность СНГ будет резко снижаться.

В-шестых, продвижение принципа Общего Дома для граждан всех стран Содружества. Из практики СНГ должно быть устранено отношение к гражданами других стран – членов этого сообщества, прежде всего к трудовым мигрантам как к с трудом терпимым "чужакам". Содружество возникло на развалинах СССР, все мы – бывшие советские люди. Без осознания этой общности сохранение СНГ достаточно проблематично. Для Молдовы характерно отношение к гостям из других стран СНГ как к представителям братских народов, и мне хотелось бы надеяться, что такой же прием граждане РМ будут встречать всюду на территории членов Содружества. Для реализации этого принципа в свою очередь необходимы совместные усилия. Так, проявления экстремизма и ксенофобии, подрывающие идею Общего Дома, должны быть общей проблемой стран СНГ и требуют создания совместных механизмов противостояния этим вызовам. Молдова со своей стороны могла бы выступить в качестве "площадки" для создания подобных тенденций.

Считаю необходимым обозначить ставшую болезненной для Содружества проблему: стремление ряда стран СНГ интегрироваться в ЕС неизбежно актуализирует вопрос о сравнительной геополитической и внешнеполитической значимости двух названных структур, об их сопоставимой привлекательности и функциональности. Между ними нет отношений соперничества. При этом для части постсоветских стран они являются двумя разнонаправленными "полюсами притяжения".

На мой взгляд, для Молдовы, как и для других решающих евроинтеграционные задачи постсоветских стран, важно совместно со всеми государствами СНГ выработать цельную концепцию построения взаимоотношений Содружества и ЕС. Молдова неоднократно озвучивала пожелания выступать в роли некоего "связующего звена", "моста" между ними, но услышана не была. Безусловно подобные задачи решаемы только в рамках системного подхода, в контексте последовательного определения нормативов сосуществования двух организаций. Стремление нашей страны, осознающей себя неотъемлемой частью европейской цивилизации, интегрироваться в ЕС, в высшей степени естественно и оправданно. При этом Молдова в полной мере осознает себя и частью постсоветского пространства, не отделяет себя от стран СНГ.

В этой ситуации наша страна должна иметь ясный ответ на ряд вопросов: совместимо ли членство в ЕС с членством в СНГ? Как могут соотноситься обязательства, принятые на себя в одной системе, с обязательствами, принятыми в другой? Могут ли быть совместимыми организационные и функциональные принципы Евросоюза с аналогичными принципами Содружества? Простой пример – Молдова присоединяется к Европейскому Энергетическому Сообществу: теряет ли она при этом те или иные преимущества, которые может иметь в СНГ, насколько это затрагивает устоявшиеся связи в энергетической сфере с другими постсоветскими странами? Полноценного комплексного ответа на этот вопрос, как и определенной устойчивой системы обязательств, возникающих в данном случае, пока нет.

СНГ будет жизнеспособно, если сумеет дать адекватный ответ на этот вызов, предложить модель альтернативного взаимовыгодного сосуществования двух сообществ, объединенных нахождением в едином континентальном пространстве. Пока эта модель не разработана, неизбежно будет сохраняться фактор "размыва" СНГ в пользу ЕС.

Признавая важность развития взаимоотношений стран СНГ в сфере отраслевого сотрудничества, считаю недостаточно корректной выдвинутую в некоторых последних решениях Содружества установку на первостепенность исключительно "практических дел" в ущерб поискам его общеценностной основы входящих в него стран. Хочу напомнить, что современное европейское сообщество базируется в первую очередь на традиционных ценностях, представлениях и цивилизационных основаниях западной латино-германской культуры. Именно эти основы выступают в качестве цементирующих начал современного европейского единства.

Соответственно, будущность СНГ зависит во многом от способности его членов выработать общую цивилизационно-аксиологическую основу взаимодействия. Преследование общего практического интереса вещь значимая, но исторический опыт показывает, что устойчивые сообщества государств возникают в первую очередь на основе общих цивилизационных мотиваций, а не на базе чисто прагматических соображений.

Кроме того, Содружество может быть жизнеспособным, а участие в нем – востребованным для его членов лишь в том случае, если в рамках СНГ будет выработана и реализована собственная модель развития, раскрывающая для участников данного сообщества перспективы быстрого роста и достижения процветания. Любое социально-политическое начинание оправдывает себя, если направлено на благо людей и предназначено для повышения их благосостояния. Напомню: важнейшим генератором успехов и расширения ЕС была реализация модели Общества Всеобщего Процветания.

Страны постсоветского мира имеют свой общий опыт и традиции социально-ориентированного устройства. При всех издержках и недостатках советской практики социальной защиты и обеспечения эта практика является нашим общим наследием. Ее переосмысление, возможность трансформировать общий для нас опыт социальной политики в соответствии с реалиями современного мира могли бы дать серьезные результаты. Главное – это сближает, а не разъединяет странычлены СНГ.

Во всех странах СНГ есть категории граждан, в отношении которых по определению неприменимы "рыночные принципы" социальной политики. Восьмидесятилетнему пенсионеру, проработавшему всю жизнь на Советское государство, постыдно объяснять, ссылаясь на "изменившиеся условия", почему он получает пособие, не покрывающее прожиточного минимума. Молдова имеет весьма ограниченные финансовые ресурсы и с особой остротой ощущает тяжесть подобных моментов. Соответственно, она в высокой степени заинтересована в формировании в рамках СНГ механизмов, позволяющих осуществлять скоординированную политику в сфере социального обеспечения, в частности в вопросах гармонизации деятельности национальных пенсионных систем, действующих практик по поддержке лиц с ограниченными возможностями.

Считаю необходимым напомнить, что любые резкие социальные диссонансы неизбежно разрушают пораженную ими общественно-политическую систему. Без предложенных выше механизмов согласованной социальной политики, без выработки единой для стран СНГ социальной модели подобные "линии разлома" в рамках Содружества будут только углубляться.

Аналогичным образом, без поиска единой модели экономического развития и взаимодействия будущность СНГ остается неопределенной. Попытки применить в странах Содружества принципы англосаксонского либерализма привели к состоянию "каждый за себя". Результат – экономические войны между странами СНГ типа россйско-украинских "газовых конфликтов", пренебрежение благом людей, а в условиях мирового кризиса – резкое падение социально-экономических показателей в большинстве постсоветских стран. Наличие общей экономической модели – во многом гарантия того, что страны, следующие ей, не будут действовать в экономической сфере в ущерб друг другу. Для Молдовы, "без вины наказанной" в ходе "газового кризиса" в январе 2009 года, совместные усилия стран СНГ по поиску такой модели и созданию на ее основе форм "неконфликтного экономического взаимодействия" являются в полном смысле вопросом жизни и смерти.

На последних этапах развития СНГ получил развитие процесс "разноуровневой" и "разноскоростной" интеграции различных государств Содружества. Это закономерно и объяснимо, поскольку невозможно независимые государства заставить жить по единообразным интересам и установкам – так, как это было в советское время. При этом хочу отметить, что для сохранения СНГ как дееспособной единицы увлекаться созданием внутри него обособленных группировок нежелательно.

С момента возникновения СНГ появились линии размежевания между его участниками так, часть из них предпочла постоянный нейтралитет, другая вошла в военно-блоковое образование ОДКБ. В результате одним странам комфортно в военном альянсе, тогда как для других, подобно Молдове, сохранение нейтралитета стало главным залогом восстановления территориальной целостности. Говорить в этих условиях о некой общности интересов просто не приходится.

Аналогичным образом обстоит дело с формированием в рамках СНГ тех или иных таможенных объединений. Безусловно для стран, создающих Таможенный союз, это выгодно. Но все оставшиеся за его рамками государства-члены вынуждены либо поступаться собственными интересами и международными обязательствами (к примеру, в связи с членством в ВТО), либо смириться с положением "оставшихся за бортом". Такая постановка вопроса разобщает страны СНГ, подталкивая часть из них к дистанцированию от Содружества.

Очевидно, приемлемыми формулами взаимодействия, способными обеспечить полноценную интеграцию стран СНГ, могли бы быть механизмы, учитывающие в первую очередь моменты общности интересов всех членов. Так, предлагаемая рядом государств, в том числе Молдовой, идея создания в рамках СНГ единой Зоны Свободной Торговли могла бы дать более продуктивные результаты, чем объединение ряда стран, отгораживающие их от всех остальных.

То же с проблемой блоковости и нейтралитета. Полагаю, единство СНГ предполагает выработку некоего единообразного подхода к решению данной проблемы. "Разноуровневый" подход в этом вопросе неизбежно будет подталкивать ряд государств к поиску внешних партнеров типа НАТО. Так, Молдова неизменно будет исходить в своей политике из пожелания большинства своих граждан – сохранить нейтралитет страны. Однако этот нейтралитет в условиях территориальной дезинтеграции и присутствия иностранных войск сводится лишь к фразе в Конституции РМ. В свою очередь поиск международных гарантий нейтрального статуса подталкивает нашу страну к сотрудничеству с военными блоками, вступления в которые основная масса граждан не хочет. Выход видится в следующем: в создании в рамках СНГ реальных форм взаимодействия, гарантирующих намерения его членов обеспечить свой внеблоковый статус и соблюдения требований неприсутствия на своей территории войск других государств. Наличие такого механизма в рамках Содружества могло бы обеспечить в Молдове квалифицированное решение вопроса о вывозе российских ВВТ и окончательном выводе ОГРВ без вмешательства внешних для СНГ сил.

 

ОСОБУЮ ЗНАЧИМОСТЬ в современной системе отношений в постсоветском пространстве приобретает проблема выработки позитивной мотивации членства в СНГ. Если страны-участницы будут держаться за Содружество только из опасений серьезных политических и экономических неприятностей в случае выхода из него, то будущность СНГ не может вызывать оптимизма.

Пример Грузии (как бы мы ни оценивали конкретные действия тбилисских властей летом 2008 года) весьма показателен в этом плане. Незаинтересованность страны в достижении серьезных целей в рамках СНГ, сохранение членства в нем только из боязни утратить доступ на российский рынок труда, получать на льготных условиях газ из РФ и транспортно-транзитные преимущества, а также потерять возникшие на территории Грузинской ССР самопровозглашенные образования привели к неизбежному итогу. Как только большинство "негативных мотиваций" исчерпали себя, а опасения стали реальностью, страна покинула Содружество.

Для упреждения аналогичных ситуаций в дальнейшем необходимо дать членам возможность решать важнейшие задачи своего развития именно в рамках Содружества, в процессе осуществления общих проектов и начинаний. Два примера, близких и показательных для Молдовы.

Во-первых, практически перед всеми государствами СНГ на настоящем этапе с особой остротой возникают задачи ускоренной полномасштабной модернизации, прежде всего на основе ожидаемого мощного технологического прорыва. В России вопрос об экстренных мерах по развитию сферы высоких технологий ставится руководством страны постоянно – и это вполне оправданно. С аналогичными вызовами сталкиваются и Молдова, и другие страны СНГ, причем унаследованный от советского времени сопоставимый уровень интеллектуальных ресурсов в бывших республиках СССР приблизительно выравнивает действие "человеческого фактора" в решении вопросов модернизации на всем постсоветском пространстве.

В то же время страны Содружества предельно неравны в плане материальных ресурсов. В Молдове хороший интеллектуальный потенциал, но наша страна предельно бедна, перспективные научно-технические кадры вынуждены устраивать свою деятельность в основном за границей. При этом если мы рассматриваем пространство СНГ как некую единую общность, возникает вопрос о необходимости синхронизации, гармонизации и теснейшей взаимосвязанности, взаимообусловленности процессов модернизации и развития высоких технологий во всех странах СНГ.

Заявляю с уверенностью: поддержка в этом вопросе стран, подобных Молдове, даст значительный эффект не только странам – потенциальным реципиентам помощи, но и государствам-донорам. Если одни члены Содружества будут совершать прорывы в научно-технической сфере, а другие только поставлять сырье и аграрную продукцию, связи между этими членами будут неуклонно ослабевать. Напротив, скоординированные усилия на этом направлении, определенное перераспределение ресурсов в пользу более финансово-экономически слабых стран могут обеспечить гарантированное повышение конкурентоспособности всех членов СНГ на мировой арене, а соответственно – усиление мотивации для них углублять связи именно внутри этой организации.

На недавнем саммите СНГ в Ростове-на-Дону Россия в своей инициативе "Партнерство для модернизации" уже выдвинула ряд целей и задач такого порядка. При этом для их осуществления необходима институционализация форм взаимопомощи между странами Содружества в этой области, тщательного учета возможностей, интересов и целей каждой из них.

Второй момент – болезненная для ряда стран СНГ, включая Молдову, проблема сепаратизма. Могу с уверенностью сказать: пока страны СНГ не выработают единообразный подход к феноменам такого рода, способность совместно находить пути урегулирования подобных проблем, центробежные тенденции внутри Содружества будут недопустимо сильны. Так называемые замороженные конфликты на территории Содружества неотвратимо снижают мотивацию его участников сохранять единство такового. Преодолеть эту ситуацию мы сможем, лишь выработав механизмы совместного противодействия сепаратистским угрозам и факторам политической дестабилизации на основе унифицированной позиции в отношении любых подобных проявлений.

Хочу напомнить, что Молдова принципиально отказалась признавать независимость Косова, подчеркнув приверженность устоявшимся международноправовым нормативам. Позитивная мотивация развивать сотрудничество в рамках СНГ для Молдовы и других стран-членов многократно усилится, если на уровне Содружества официально будет закреплена норма единого подхода к проявлениям сепаратизма на основе принципов нерушимости суверенитета и территориальной целостности международно признанных государств, а также выработаны механизмы совместного противодействия сепаратистским угрозам.

По моему убеждению, базовыми с точки зрения структуры отношений в рамках СНГ должны быть вопросы экономического и гуманитарного взаимодействия. Любые формы политического, особенно военно-политического, сближения и сотрудничества должны выстраиваться на основах экономической и гуманитарной общности. Напомню, что Евросоюз начинался с Объединения Угля и Стали шести западноевропейских государств. Подтвердив на практике эффективность объединения экономических усилий, эти страны начали формировать институты политической общности и взаимодействия. Очевидно, этот путь является единственно рациональным в выстраивании любых региональных сообществ и сама постановка вопроса о трансформации СНГ в жизнеспособную и обеспечивающую устойчивый прогресс членов организацию предполагает следование именно в этом направлении.

На практическом уровне принятие названной установки неизбежно предполагает утверждение двух важнейших принципов взаимодействия.

Первое. Страны СНГ должны принять взаимные обязательства строго воздерживаться от любых действий, разрушающих экономическое единство Сообщества и противопоставляющих экономические интересы различных его членов. Выше упоминалась болезненная проблема цен на поставки газа и иных видов углеводородного сырья, транзитных тарифов и условий операций с поставками этих энергоресурсов внутри СНГ. Наглядный последний пример: не успели Россия и Беларусь прийти к соглашению о формировании тех или иных форм экономической общности, прежде всего в сфере таможенной политики, как проблемы, связанные с производством, переработкой, транспортировкой и экспортом энергоносителей создали между ними трудноразрешимую конфликтную ситуацию.

Очевидно, выработка определенных общих, выгодных для всех стран Содружества "правил игры" могла бы на первоначальном этапе снизить остроту расхождений по данному комплексу вопросов, а впоследствии и в основном исключить возможность проявления таковых.

Второе. В построении экономических, но особенно гуманитарных отношений между странами СНГ принципиально неприемлемо применение принципов некоей "линейной иерархии", выстраивающей государства – члены Содружества в некие отношения "соподчиненной взаимозависимости". В экономической области данный момент самоочевиден: если мы все хотим, чтобы СНГ действовал как эффективный целостный организм, отношения всех стран – поставщиков и потребителей минерального и сельскохозяйственного сырья, производителей энергоресурсов и сторон, осуществляющих их транзит, источников "гастарбайтерской" рабочей силы и стран, аккумулирующих ее потоки, должны строиться на строго равноправной основе с учетом интересов всех и каждого в отдельности.

То же и в гуманитарной сфере. Да, у нас общее наследие, однако таковое последнее время начало трактоваться чересчур однопланово и односторонне. Никто не оспаривает огромную роль русского языка в культурном развитии каждой страны – члена СНГ. Однако, напомним, в советское время обеспечивалось не только развитие и усиление роли русского языка, но и защита традиций и сохранности, развития на новом уровне языков всех народов и национальностей СССР. Именно этот аспект нашего общего гуманитарного наследия должен приобрести в дальнейшем развитии Содружества особую роль. В той же степени, насколько недопустимо ущемление прав русскоязычных в любой из стран СНГ, неприемлемо и неуважение к языковым правам нерусских в зонах абсолютного доминирования русского языка. В Тюменской области проживает масса выходцев из Азербайджана, Молдовы, Украины. Между тем об усиленных мерах по обеспечению их языковых прав пока не слышно.

Решение подобных проблем гуманитарного порядка должно быть общей задачей стран Содружества, только если будет выработан эффективный алгоритм взаимодействия в данной сфере, дальнейшее существование и развитие СНГ получит по-настоящему прочную основу.