Архивная версия сайта
Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации
Карта сайта Лента новостей

Содружество Независимых Государств: потенциал роста

Молчанов Андрей Юрьевич – председатель Комитета по делам СНГ Совета Федерации Федерального собрания РФ, доктор экономических наук  

Чуть более чем через год Содружество Независимых Государств отметит свой 20-летний юбилей. В оценках итогов деятельности СНГ зачастую предпринимаются попытки придти к однозначному ответу: «успешно – не успешно». Но дело не в том, «наполовину пуст стакан или наполовину полон» – сделано одновременно и очень много, и недостаточно. Содружество как интеграционный инструмент отлично сработало на одних направлениях и пробуксовывает на других.

Итоги и перспективы

Наиболее заметным результатом существования СНГ стало сохранение единого гуманитарного пространства. Граждане стран Содружества передвигаются по его территории без виз. Согласуются конкретные шаги и нормативно-правовая база в сфере труда и социальной защиты, в том числе применительно к трудовой миграции, в области пенсионного обеспечения, реализации прав льготников и др. Многое сделано для восстановления и развития общего образовательного и культурного пространства. Мощной связующей основой и базой для развития других направлений кооперации является русский язык, помогающий преодолевать межгосударственные барьеры. В рамках военного сотрудничества функционирует объединенная система противовоздушной обороны. Страны СНГ самостоятельно охраняют границы с государствами, не входящими в Содружество. Совместно ведется противодействие преступности, терроризму и экстремизму, незаконному обороту наркотических средств, нелегальной миграции и торговле людьми.

Сложнее реализуются проекты в политической сфере, так как это высшее проявление интеграции требует недюжинной воли. Достаточно обратить внимание на неурегулированные конфликты. Только за последние месяцы отмечено возрастание напряженности в Нагорном Карабахе, попытка создания территориальной проблемы в Киргизии (постановка вопроса о расчленении страны, вовремя пресеченная попытка разжигания межэтнического конфликта на юге и его перевода в межгосударственную плоскость), интенсификация спекуляций вокруг приднестровской проблемы. России не удалось добиться поддержки со стороны партнеров по Содружеству в вопросе о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, СНГ пока не в состоянии предложить ни механизм урегулирования, ни логику поиска политического решения подобных проблем. Это неудивительно – в Европе, например, политические решения сравнимого масштаба также принимались с большими сложностями в течение длительного периода времени. Достаточно вспомнить, например, ситуацию с признанием независимости Косово или борьбу вокруг отправки национальных воинских контингентов в Ирак или Афганистан – не говоря уже о ратификации Лиссабонского договора.

Достаточно противоречивой выглядит ситуация в сфере экономической интеграции. С одной стороны, под это направление сотрудничества заложена солидная база. С другой – Содружество пока еще не располагает достаточными возможностями для эффективной конкуренции с другими сопоставимыми по размеру международными экономическими субъектами.

Вот несколько цифр. В основном завершено введение режима свободной торговли на пространстве СНГ. В свободном обращении находятся почти 12 тысяч товарных позиций, лишь по 27 имеются тарифные изъятия. Примерно по 200 позициям используются нетарифные ограничения. Это значительно меньше, чем в других подобных международных объединениях. Однако взаимная торговля между государствами Содружества развивается медленнее, чем их товарооборот с третьими странами. В первом, еще предкризисном, полугодии 2009 года взаимная торговля составила 22,9% общего объема их внешнеторговых операций (в 1995 году – 44,6%). И лишь у Белоруссии, Молдавии и Таджикистана на торговлю с партнерами по СНГ приходилось более половины товарооборота. Для сравнения: на страны Евросоюза приходится более 50% экспорта Греции, более 60% – Италии, Франции, Австрии, более 2/3 – Венгрии, более 75% – Бельгии, Польши. Приходится констатировать преобладание центробежной тенденции во внешнеторговой сфере Содружества.

Основные факторы, мешающие переломить эту тенденцию, известны. Мощным тормозом экономической интеграции остаются попытки стран-участниц СНГ эксплуатировать свою независимость с помощью устаревших инструментов. Это консервация сырьевой или сельскохозяйственной структуры экономики, в лучшем случае организация «отверточных» производств. Свою лепту вносят различия в уровне экономического развития, политических системах, обеспеченности сырьевыми ресурсами и др. Не менее существенным препятствием являются политические амбиции определенной части национальных элит.

Период «экономического инфантилизма» может быть пройден отдельными странами в достаточно сжатые сроки – но и они могут оказаться фатально долгими для судеб экономической интеграции в рамках Содружества.

Эта проблема была вовремя осознана ответственными руководителями ряда государств-участников СНГ. Объективные и субъективные препятствия на пути ускоренной экономической интеграции всех участников Содружества заставили сузить ее ареал: было создано Евразийское экономическое сообщество, а затем в его недрах выкристаллизовался Таможенный союз. При всех сложностях, сопутствующих становлению данных организаций, очевидно главное: правильность выбранного курса, нацеленного на ускорение создания интеграционного ядра внутри СНГ. Ограничение числа партнеров снизило число вопросов, требующих согласования между ними и упростило не только создание таможенного союза, но и продвижение к единому экономическому пространству как высшей форме экономической интеграции. Скептикам, вспоминающим некоторые так и не реализовавшиеся проекты, я бы ответил: этот – уже действует, а корректировку при необходимости будем производить на ходу.

 

Таможенный союз: от тройки к… ?

Энергичный старт Таможенного союза и поставленная задача его скорого перерастания в Единое экономическое пространство позволяют затронуть тему возможного расширения круга участников этих проектов.

Было бы трудно переоценить положительное значение присоединения к Таможенному союзу Украины и ее последующего участия в образовании Единого экономического пространства. Соответствующие предложения украинскому руководству, как известно, направлены. Сегодня в этой стране складывается благоприятная обстановка для проведения внешнеполитического и внешнеэкономического курса, действительно отвечающего национальным интересам украинского народа. Основное препятствие для принятия решения о вступлении в Таможенный союз – несовместимость членства Украины во Всемирной торговой организации и ее участия в таможенном союзе с государствами, не состоящими в ВТО. Но это препятствие не является непреодолимым: руководители стран «тройки» в последнее время неоднократно подтверждали решимость форсировать завершение переговоров о вступлении своих стран в ВТО.

Такое развитие событий откроет путь для присоединения к Таможенному союзу не только Украины, но и Молдавии (также члена ВТО). Более предметное обсуждение этой темы будет уместным после выхода этой страны из затянувшегося политического кризиса. Предпосылки к этому уже имеются: дискредитировавший себя правящий «Альянс за европейскую интеграцию» разваливается на глазах, и предстоящие парламентские выборы дадут его деятельности должную оценку. Но уже сейчас можно с уверенностью говорить о том, что членство Молдавии в Таможенном союзе и ее вхождение в Единое экономическое пространство стало бы шансом для роста инвестиций, создания рабочих мест, возвращения на родину заметной части трудовых мигрантов – короче, для выхода экономики страны на новый уровень. Естественно, в решении этого вопроса не удастся обойти тему приднестровского урегулирования. В нашу задачу сегодня не входит анализ территориальных конфликтов на постсоветском пространстве. Заметим лишь, что такой мощный стимул, как снятие межрыночных границ, не может не сыграть роли козырной карты в достижении урегулирования этих конфликтов.

Еще одним перспективным кандидатом на членство в Таможенном союзе является Киргизия. Ставить этот вопрос в практической плоскости пока преждевременно – нынешнее руководство республики честно признает, что она по многим параметрам пока не готова к вступлению. Вместе с тем решительная политическая реформа, осуществляемая в стране, дает основания для надежды на заметное повышение роли Кыргызстана в деятельности Содружества уже в ближайшее время. Несмотря на провокационное обострение обстановки на юге страны, в Киргизии успешно проведен референдум (в ходе которого одобрена новая Конституция, предусматривающая переход от президентской к парламентской форме правления) и осуществлена подготовка к парламентским выборам. Власти республики уделяют должное внимание сотрудничеству с бизнесом.

Здесь нельзя не обратить внимание на определенную тенденцию. «Цветные революции» на пространстве СНГ оказались пустоцветами. Они не привели к решению экономических и социальных проблем своих стран. Поэтому закономерен обратный процесс – изгнания из власти лидеров, игнорирующих чаяния общества. С точки зрения Содружества, позитивность этого процесса очевидна: восстанавливаются предпосылки для более внимательного и заинтересованного отношения к участию в интеграционных процессах на площадке СНГ.

Нередко, впрочем, происходит подмена понятий: «мы говорим – СНГ, подразумеваем – Россия». Спору нет, Россия – краеугольный камень организации. Но отношения, скажем, Киева с Москвой не составляют и тем более не исчерпывают понятия интеграции на постсоветском пространстве.

Тем не менее везде, где происходят или назревают серьезные перемены, политический класс требует от своих представителей прохождения теста на пророссийскость. (Естественно, один и тот же результат различными политическими силами оценивается по-разному.) Опыт показывает, однако, что заверения в пророссийскости слишком часто снабжаются ценниками. Так, например, сейчас обстоит дело в ходе подготовки к президентским выборам в Белоруссии. Лучше честное отстаивание национальных интересов – оно повышает доверие к партнеру, предсказуемость двусторонних отношений на отдаленную перспективу. Это более прочная основа.

 

Модель развития: два Содружества

Вернемся, однако, к деятельности СНГ. Лишь один геополитический проект сравнимого масштаба можно сопоставить с Содружеством, объединившим бывшие республики Советского Союза: Содружество наций, возникшее на обломках Британской империи. Эти два случая объединяет наличие добровольного союза государств, вышедших из существовавшего длительное время организма планетарного масштаба. В обоих случаях огромные территории ранее управлялись из единого центра, проживавшие на них народы, как правило, сохраняли свою культуру и язык и в ходе сосуществования обрели новые инструменты межнационального и межкультурного взаимодействия.

Британская империя объединяла разбросанные по всему свету колонии и доминионы, а ее распад и трансформация в межгосударственное объединение заняли десятилетия. Кроме того, крах колониальной империи сопровождался потрясениями и вооруженными конфликтами – некоторые из них не разрешены по сей день (например, проблема Джамму и Кашмира). Эти и другие, менее значительные факторы, предопределили не слишком «обязывающий», в конечном счете, характер Содружества наций. Если на первом этапе существенную роль в отношениях между государствами-членами играли экономические отношения (включая предоставление торговых преференций), то с течением времени доля взаимной торговли стала снижаться, и на первый план вышли гуманитарные вопросы. Главы государств Содружества собираются нечасто – раз в два года, чтобы обсудить темы сотрудничества в сферах здравоохранения, образования, правосудия, соблюдения демократических принципов, молодежной политики и т.д. В условиях глобализации, естественно, не обходят вниманием и проблемы финансов, устойчивого экономического развития – однако в центре деятельности нескольких фондов и серии программ (в основном составляющих практический механизм Содружества) находятся вопросы культуры, спорта, поддержки профессиональных ассоциаций и других некоммерческих организаций, защиты прав и свобод человека, ликвидации социальных условий бедности и т.п.

На первый взгляд, в судьбах «двух Содружеств» больше общего, чем особенного. И было бы логично предположить, что нынешняя модель Содружества наций с ее преимущественно гуманитарным спектром  вполне подходит и постсоветскому пространству. Так ли это?

 

Партнеры и конкуренты

Примем во внимание, однако, весьма существенные различия: менее многочисленные государства СНГ (в Содружестве наций сейчас 54 члена) географически едины, и переход от СССР к СНГ в историческом масштабе был мгновенным. Это облегчило задачу восстановления связей на постсоветском пространстве – что заставляет более требовательно подходить к оценке успехов и неудач.

Что еще более существенно, процессы реинтеграции в рамках СНГ изначально разворачивались в совершенно ином геополитическом контексте. Глобализация, понимаемая как углубление взаимозависимости государств мира вне связи с их экономической и политической системой, предъявляет отдельным странам и их объединениям требования совершенно иного уровня. Даже наиболее мощные государства не в состоянии в одиночку противостоять современным угрозам и вызовам, что предопределяет их стремление избрать себе политических и экономических партнеров и сплотиться с ними.

В конечном счете интеграция на пространстве от Атлантики до Приморья может подняться на значительно более высокий уровень и осуществляться в более разнообразных формах, чем сегодня могут предполагать даже наиболее дальновидные политологи. Вопрос заключается в том, с каких позиций государства-субъекты постсоветского пространства будут принимать участие в этом интеграционном процессе: в независимом качестве, в качестве «младших партнеров» или на равных – в составе мощного регионального объединения. Представляется, что именно с этой точки зрения нам нужно подходить к оценке достижений и проблем СНГ на двадцатилетнем рубеже существования организации.

Участие в Содружестве Независимых Государств, как известно, не накладывает ограничений на членство или другие формы участия в иных международных организациях и межгосударственных объединениях. Вот почему, в частности, несколько стран-членов СНГ подключились – с разной степенью активности – к программе Евросоюза «Восточное партнерство». А другие страны Содружества реализуют экономические проекты совместно друг с другом и с Китаем в рамках Шанхайской организации сотрудничества.

Различные формы взаимодействия, предусматриваемые этими программами и проектами, зачастую служат ускоренному развитию сотрудничества в масштабах, выходящих за рамки соответствующих организаций. Так, помощь в техническом переоборудовании таможенных постов или в создании транспортной инфраструктуры идет на пользу не только донору и реципиенту помощи, но и другим государствам, пользующимся этими объектами (например, для транзита грузов). Немало плюсов кроется и в унификации отдельных элементов законодательно-нормативной базы. Об одном из таких примеров говорил недавно Президент РФ Д.А. Медведев в Усть-Каменогорске: «Мы разрешили напрямую применять на территории Российской Федерации технологические рамки, техническое регулирование, регламенты стран Евросоюза. То есть по сути дали согласие на использование этих стандартов в качестве нашего законодательства. Допустили прямую инкорпорацию этого законодательства на территории России. Я думаю, что об этом есть смысл подумать и нашим казахстанским друзьям, потому что это на сегодня наиболее активно развивающаяся система. Конечно, мы можем вносить в неё свои уточнения, это наше право, но в целом это, кстати, облегчает и наши контакты со странами Евросоюза».

Однако отдельные программы и проекты способны противоречить интересам других участников СНГ, если они каким-то образом будут содействовать возведению экономических или юридических барьеров между государствами Содружества. Например, предусматривать некие преференции для торговли и инвестиций, препятствующие развитию торгово-экономического сотрудничества внутри СНГ. Основания для подобных предположений, к сожалению, есть. Вот лишь один пример. Программа «Восточное партнерство», в частности, предполагает создание «улучшенных условий для учреждения компаний и предоставление более широких возможностей лицам, временно находящимся на территории сторон с целью осуществления хозяйственной деятельности». Такое требование явно отвечает в первую очередь интересам европейских инвесторов, которые могут заинтересоваться перспективными объектами в восточноевропейских странах, и может в случае его реализации оказаться дискриминационным в отношении партнеров соответствующей страны по СНГ.

Вместе с тем необходимо признать, что главная причина настороженности в отношении этой программы заключается все же в другом. Ее реализация будет способствовать упрочению связей отдельных государств Содружества с более широким, развитым, организованным и диверсифицированным рынком, чем СНГ предлагает сегодня или будет способно предложить в ближайшем будущем. Впрочем, «Восточное партнерство» является лишь одним из возможных инструментов вовлечения стран Содружества в экономическую орбиту Евросоюза.

Сегодня в Брюсселе не проявляют намерения форсировать свою деятельность на восточном направлении. Однако финансовый кризис достаточно скоро исчерпает себя, и нам следует быть готовыми к новым раундам конкурентной борьбы.

Другой мощный конкурент, ведущий активную деятельность на постсоветском пространстве – Китай. В его действиях превалируют не организационные шаги в сфере региональной интеграции, а конкретные экономические проекты, в основном двусторонние. Среди этих проектов много сырьевых и инфраструктурных – добыча необходимых экономике КНР природных ресурсов, развитие транспортной сети для импорта сырья и экспорта готовой китайской продукции, строительство энергетических объектов, в первую очередь трубопроводов и линий электропередачи. Идет планомерное углубление привязки все новых стран к экономике КНР. Китай развивает партнерские отношения и с Молдавией, и с Белоруссией, и с Украиной, но в первую очередь, конечно, со среднеазиатскими государствами.

В специфических условиях Средней Азии такое упрочение экономических отношений (неразрывно связанное с усилением политических связей) может в перспективе привести к дальнейшему усилению сырьевой направленности экспорта государств региона, консервации аграрно-сырьевого характера их экономики. С учетом уже имеющихся политических трений в отношениях между отдельными странами подобный характер фактически осуществляемой Китаем интеграции с соседними странами способен войти в конфликт с интеграционными процессами в рамках Содружества.

 

На прочном фундаменте

Может сложиться впечатление, будто действующая модель развития СНГ недостаточно эффективна, уступает, с одной стороны, соблазнам евроинтеграции, а с другой стороны – активным действиям великого восточного соседа. Действительно ли она неспособна решить задачи экономической интеграции?

Убежден, что это не так. И основная причина этого заключается в следующем. Став независимыми государствами, бывшие советские республики не утратили взаимозависимости в финансово-экономической, военной, социальной, культурной сферах. Лишь Туркменистан предпочел встать на путь автаркии, остальные участники Содружества пошли по пути кодификации фактических связей. Трансграничные товарные и миграционные потоки, пенсионные выплаты и предоставление образовательных услуг, другие направления десятилетиями складывавшегося взаимодействия были легализованы принятием иногда двусторонних, но, как правило, многосторонних – в рамках СНГ – межгосударственных и межправительственных договоров и соглашений. Более 1300 совместных документов регламентируют деятельность Содружества в разных сферах.

В рамках Содружества создана и действует нормативно-правовая база практически всего спектра межгосударственных отношений. Совершенна ли она? Нет – к сожалению, не все документы подписаны, ратифицированы (при необходимости) и выполняются всеми участниками. Лишь один пример: Конвенция о приграничном сотрудничестве была подписана в октябре 2008 года шестью государствами, а ратифицирована лишь тремя. Но на практике она применяться не может: нужны национальные законы о приграничном сотрудничестве (не говоря уже о подзаконных актах), а таковой принят пока только Украиной.

Межпарламентской ассамблеей СНГ ведется кропотливая работа по созданию модельных законов, и многие из них с более или менее заметными коррективами стали основой для национальных законов в государствах Содружества. Недостает системы мониторинга – в рамках СНГ не проводится системный анализ того, как обстоят дела с унификацией правовых систем, в какой мере модельные законы берутся на вооружение национальными парламентами. Мы не знаем, каких из них нам не хватает, а какие приняты, но остаются «холостыми» (соответствующие предложения внесены нашим Комитетом руководству Совета Федерации и МПА СНГ).

Однако если бы не общая нормативно-правовая база, создание Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России заняло бы как минимум на 5-10 лет больше. Ведь потребовалось бы сперва унифицировать основополагающие документы в сфере финансов, налогообложения, банковского дела, охраны границ, транспортного сообщения и связи и т.д., между тем как эта работа во многом уже проделана в рамках СНГ. И не случайно Грузия, выйдя из состава Содружества, не стала выходить из многих десятков действующих в его рамках договоров и соглашений – в том числе из соглашения о зоне свободной торговли: этот факт дополнительно оттеняет значимость связующих нас нитей.

Таким образом, можно сделать вывод, что СНГ – при всех его недостатках – давно переросло модель Содружества наций. Спектр сфер сотрудничества шире, его законодательно-нормативная база прочнее. Экономическая интеграция в рамках СНГ отвечает объективным потребностям государств-участников. Отдельные страны могут по разным причинам в течение некоторого времени предпочесть выжидательную позицию, но в конечном счете их национальные интересы властно потребуют подключения к интеграционным процессам.

Для этого, однако, потребуется выполнить два основных условия. Первое: лидеры интеграции должны стать «витринами успеха», демонстрируя остальным участникам Содружества преимущества избранного пути. Это, безусловно, подразумевает экономическую стабильность и уверенный рост, являющиеся базой для повышения материального благосостояния граждан. Это подразумевает также проведение последовательной и прозрачной государственной политики, неуклонное улучшение условий для деятельности частного бизнеса, решительное освобождение от коррупции. Ведь иначе преимущества интеграции просто не смогут проявиться.

И второе: необходимо серьезно улучшить качество интеграционных механизмов – как национального сегмента, так и международного. Примером может стать энергичная деятельность Комиссии Таможенного союза, за которой – по крайней мере, на рубеже 2009-2010 годов – никак не могли угнаться министерства и ведомства стран «тройки».

 

Без реформы не обойтись

Практическое взаимодействие в Содружестве на многостороннем уровне осуществляется через механизм координирующих институтов. Это уставные органы, а также почти 80 органов отраслевого сотрудничества разной широты охвата и степени активности. Именно здесь сосредоточена основная деятельность по выработке интеграционных предложений. Именно деятельности исполнительных органов СНГ мы обязаны созданием плотной паутины воплощенных в жизнь идей, которые в совокупности и являются Содружеством. Однако эффективность отдельных органов отраслевого сотрудничества существенно различается. Некоторые из них не собирались годами. Межгосударственный комитет по научно-технологическому развитию, например, не заседал в течение 7 лет – до проведенной в прошлом году реорганизации. Последнее заседание Межгосударственного совета по космосу состоялось в конце 1990-х годов, Межгосударственного совета руководителей министерств и ведомств по сотрудничеству в области машиностроения – в 2002-м, Межгосударственного экологического совета – в 2005 году. Межправительственный совет по нефти и газу и Межправительственный совет по сотрудничеству в области химии и нефтехимии в последний раз заседали в 2003 году. А ведь это органы, от которых зависит координация инновационных разработок, определяющих темпы развития ведущих отраслей!

Темпы продвижения по пути интеграции могут стать заметно выше, если мы применим в деятельности органов отраслевого сотрудничества тот же принцип, что и при создании ЕврАзЭС и Таможенного союза: участвует лишь тот, кто имеет реальные возможности. Но, на мой взгляд, и этого может оказаться недостаточно.

Устав СНГ не ставит перед государствами-членами задач в достижении общей конечной цели, не налагает на них обязанностей, а лишь фиксирует их готовность сотрудничать. Возможно, постановка вопроса о повышении уровня обязательности для организации в целом сегодня целесообразна в порядке дискуссии. (Мое личное мнение – вопрос о реформировании СНГ и его институтов назрел, пора уходить от принятия решений консенсусом.) Однако если речь идет о конкретных идеях и проектах, их проработка и реализация требуют суровой исполнительской дисциплины.

Так, создание Таможенного союза потребовало не просто централизации управления, но делегирования отдельных государственных функций на наднациональный уровень. В результате ускорилось принятие необходимых решений без заметного ущерба для их качества. Теперь на первый план выступили уже другие «узкие места» – неповоротливая национальная бюрократия во всех трех странах и откровенный политический саботаж со стороны белорусского руководства.

Убежден, что и для осуществления других масштабных проектов необходимы наднациональные механизмы быстрого принятия решений, незаменимые в сферах, в которых имеются, казалось бы, неразрешимые межгосударственные противоречия.

К их числу сегодня относится, например, вопрос водно-энергетического баланса в странах Средней Азии. «Горные» государства, на территории которых размещены крупные водохранилища и ГЭС региона, заинтересованы в энергетическом профиле использования водных ресурсов, а «равнинные» – в ирригационном. Дело осложняется тяжелой экологической ситуацией, не в последнюю очередь связанной с нехваткой воды, и неблагоприятным долгосрочным прогнозом доступности водных ресурсов (ускоренное таяние горных ледников). Ситуация достаточно острая – наши казахстанские друзья, например, считают возможным даже вернуться к постановке вопроса о переброске части стока сибирских рек в южном направлении. В комплексном решении вопроса объективно заинтересованы не только среднеазиатские государства: изменение климата повлечет за собой цепочку серьезных экономических последствий (например, опустынивание плодородных земель – рост безработицы – новые потоки трудовой миграции и т.д.), которые прямо затронут и Россию, и других участников Содружества.

Кому, как не координационным органам СНГ, взять на себя инициативу подготовки широкомасштабных предложений, нацеленных на то, чтобы остановить регресс в деле энергетического сотрудничества в Средней Азии, предотвратить дальнейший распад унаследованной от СССР единой энергосистемы, увязать в единый пакет решение вопросов электроэнергетики и водопользования в регионе, способствовать развитию альтернативных видов энергодобычи? Разработка подобного проекта, безусловно, потребует широкого участия представителей всех заинтересованных государств и займет немало времени. Не будем закрывать глаза и на то, что понадобится недюжинная политическая воля. Зато принятие и успешная реализация такого проекта с лихвой оправдали бы приложенные усилия.

 

Пропагандировать и убеждать

Не менее важно, чтобы любой реализованный масштабный проект становился мощным аргументом в пользу действенности институтов СНГ и стимулом к решению новых «неразрешимых» задач. Повседневная кропотливая работа органов Содружества дает нужные плоды, однако применять их для агитации общественности и политических деятелей в пользу СНГ порой бывает затруднительно: недостает зрелищности.

Необходим и символический ребрендинг СНГ – в частности, более понятная символика. Необходимы и энергичные действия по продвижению бренда – например, соглашение о том, чтобы флаг СНГ вывешивался на всех посольствах стран-членов и стоял в кабинетах госчиновников вместе с национальным флагом.

Зрительный образ важен, но его, конечно же, мало. Одной из важнейших задач Исполкома СНГ должна стать популяризация деятельности Содружества во всех входящих в него странах – с помощью печатных и электронных СМИ, в Интернете. С удовлетворением отметим давно назревшее решение о создании новой версии банка данных единого реестра правовых актов и других документов СНГ, доступ к которому получат все пользователи «всемирной паутины»; следующим логичным шагом была бы модернизация веб-сайта организации.

   *   *   *

Лучший способ отметить юбилей – сделать имениннику приятный, полезный и запоминающийся подарок. Убежден, что участники обсуждения итогов и перспектив деятельности СНГ, начинающегося в этом номере журнала, выскажут немало интересных идей, воплощение которых пойдет на благо народов наших стран.