Архивная версия сайта
Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации
Карта сайта Лента новостей

Схватка за Молдову

"Свободная мысль", 2011 / № 3

 ТОДУА Зураб – политолог, эксперт по проблемам постсоветского пространства.

Диспозиция

Вот уже второй год в Молдове продолжается затяжной политический кризис, вызванный неспособностью парламента страны избрать президента и тем самым сформировать полноценные органы власти. С 15 сентября 2009 года, когда лидер Партии коммунистов Владимир Воронин по истечении срока своих полномочий ушел в отставку с поста президента, обязанности главы государства исполняет председатель парламента. Сначала таковым был лидер молдавских либералов Михай Гимпу. Сейчас – председатель Демократической партии Мариан Лупу. В клинче сошлись главные политические силы Молдовы: Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) и Альянс за европейскую интеграцию (АЕИ), состоящий из трех правых партий: Либеральной, Либерально-демократической и Демократической.

Особенность политической ситуации в стране в том, что предпочтения избирателей разделились практически поровну. Это привело к тому, что после выборов 5 апреля 2009 года у Партии коммунистов оказалось 60 мест в парламенте из 101, после досрочных выборов 29 июля того же года – 48 у ПКРМ против 53 у АЕИ. После выборов 28 ноября 2010 года – 42 против 59 (необходимое большинство для избрания президента – 61 голос).

Правда, на результат выборов, состоявшихся в ноябре прошлого года, серьезное влияние оказали административный ресурс и разнообразные методы фальсификаций, которые привели к тому, что у Партии коммунистов было «украдено» примерно 5–7 процентов голосов избирателей. Тем не менее даже с поправкой на искажение результатов очевидно, что в Молдове установилось равновесие сил, которое отражает сложный этнический состав, ментальность и геополитические пристрастия населения страны. В этом плане Молдова – пожалуй, уникальная страна.

В правобережной Молдове (без учета самопровозглашенной в 1990 году Приднестровской Молдавской Республики) проживают 3,3 миллиона человек. Из них 75 процентов – молдаване, 25 процентов – представители национальных сообществ: русские, украинцы, гагаузы, болгары, евреи и представители других национальностей. Национальные сообщества в подавляющем большинстве ассоциируют себя с Россией и русской цивилизацией.

Менталитет двух с половиной миллионов молдаван неоднороден. Примерно 10–12 процентов из их числа, преимущественно представители национальной интеллигенции, ассоциируют себя с румынами и Румынией. Молдаване с молдавской национальной идентичностью составляют примерно 70–80 процентов. Однако, в связи с тем что в 1990-х годах система образования была перестроена по румынскому образцу, включая преподавание истории (в школах Молдовы изучали историю румын, а не собственной страны), а также под влиянием румынской пропаганды у части молдаван произошла подмена национальной идентичности.

Около 800 тысяч человек находятся на заработках в России, Италии и Португалии. Постоянное число избирателей в последнее время составляет 2,3 миллиона человек; из них голосует примерно 1 миллион 600 тысяч человек. На выборах в 2001-м и 2005 году за ПКРМ проголосовало более половины всех активных избирателей страны.

В серии выборов 2009-го и 2010 года чаша весов качнулась в пользу правых партий, подкупивших избирателей обещаниями скорой интеграции в Европу. Это позволило им сформировать правящую коалицию, избрать главу парламента и премьер-министра. Однако для избрания президента правящему Альянсу не хватает двух голосов. Если же они не будут найдены и президент в очередной раз не буде избран, неизбежны новые, уже третьи по счету, досрочные парламентские выборы.

Политическая нестабильность самым плачевным образом отражается на экономике. Впрочем, основная «заслуга» в другом: экономические показатели Молдовы с августа 2009 года вошли в крутое пике, принадлежит АЕИ. Непрофессионализм, интересы олигархов, бездумное следование советам МВФ привели к заметному упадку жизненного уровеня основной части населения. Рост цен и тарифов, отмена большинства льгот, снижение реальных доходов населения происходят на фоне непрерывных заклинаний либералов о необходимости «реформ». Хотя любому непредвзятому специалисту известно, что все необходимые реформы в Молдове уже были проведены раньше (в стране – наиболее либеральное экономическое законодательство в СНГ и Восточной Европе). Под прикрытием разговоров о «реформах» на самом деле происходит банальное перераспределение финансовых потоков и собственности.

Попытка сломать ПКРМ

Партия коммунистов 17 лет гранитной скалой возвышается на политическом небосклоне Молдовы, вызывает жгучую неприязнь и зависть у оппонентов. То, что ПКРМ считает неудачей – нынешние 42 депутатских мандата, для всех без исключения правых партий является несбыточной мечтой. После прошедших выборов они смогли взять власть, только затратив на избирательную кампанию серьезные, по местным меркам, финансовые ресурсы (примерно в 80 раз превышающие затраты ПКРМ) и объединившись в коалицию, в которой у ЛДПМ – 32 мандата, у ДПМ – 15, у ЛП – 12.

После перехода Партии коммунистов в оппозицию новые власти приступили к широкомасштабному наступлению, стремясь разом покончить с «проблемой» ПКРМ. Альянс начал с попытки организации уголовного преследования В. Воронина и членов его семьи. Приближенные к АЕИ средства массовой информации стали нагнетать слухи о «несметных богатствах» экс-президента, зарубежных счетах, недвижимости и т. д. Специальным службам было дано задание: «рыть землю» и любой ценой найти компромат на лидера ПКРМ и членов его окружения. Спустя несколько месяцев стало ясно, что все усилия, к великой печали АЕИ, ни к чему не привели. Нет ни счетов, ни недвижимости, ни компрометирующих фактов.

Следующая атака была предпринята по событиям 7 апреля. Лидеры Альянса попытались обвинить в погромах и массовых беспорядках Партию коммунистов, не испытывая никаких комплексов от того, что именно они в тот «черный» день Молдовы призвали людей на площадь. Была создана специальная комиссия, которая перелопатила массу материалов, допросила десятки свидетелей, но так и не смогла прийти к определенному заключению. Слишком очевидной для всех была ответственность либералов. В конечном итоге председатель комиссии член ЛДПМ подал в отставку и вообще ушел из политики, а работа комиссии так ничем и не завершилась.

Затем началась длинная и скандальная история вокруг «преступлений советского тоталитарного режима». По инициативе и. о. президента Молдовы М. Гимпу была создана так называемая Комиссия по расследованию «преступлений тоталитарного режима». Она должна была составить заключение в отношении советского периода истории Молдовы. Инициаторы акции не скрывали, что главной целью всей затеи является подготовка почвы для запрета коммунистической символики, а затем и самой Партии коммунистов.

Всего за полгода эта ущербная комиссия подготовила 1000-страничный «труд», в котором правда была перемешана с наглой, циничной ложью. Деятельность комиссии не нашла поддержки и понимания в обществе. А указ и. о. президента М. Гимпу об учреждении Дня советской оккупации Молдовы, вообще вызвал взрыв народного возмущения и поспешное решение Конституционного суда о признании его незаконным. Деятельность «комиссии по истории» так же тихо сошла на нет, как и комиссии по расследованию событий 7 апреля.

Чтобы внести ясность в отношении политических и исторических симпатий, а также приоритетов деятелей Альянса – таких, как М. Гимпу и др., необходимо отметить, что для них война Германии и ее сателлитов против Советского Союза является «освободительной», диктатор Румынии И. Антонеску – героем (даже улицу в его честь хотели назвать в Кишиневе), ветераны Великой Отечественной войны – оккупантами. Политологи и эксперты, близкие к АЕИ, призывали не церемониться с Партией коммунистов и запретить ее просто так – без всяких на то оснований. Однако трезвые головы в Альянсе понимали, что подобная акция безусловно вызовет волну возмущения, ненароком способную смыть и саму власть. К тому времени либералы уже уяснили, что коммунистов продолжает поддерживать половина населения всей страны.

В апреле–мае 2010 года партия провела серию массовых акций протеста. В митингах 1 и 9 мая приняли участие десятки тысяч людей. Либеральные «реформы» по рецептам МВФ резко ухудшили положение людей. Открытый запрет главной оппозиционной партии мог привести к социальному взрыву. Тогда власть решила двинуться обходным путем. Чтобы преодолеть сопротивление Партии коммунистов, Альянс решил внести изменения в выборное законодательство и с помощью референдума перейти к всенародным выборам президента. За год пребывания у власти АЕИ внес 400 (!) изменений и поправок в Кодекс о выборах. Главное нововведение: теперь голоса, отданные за партии, не прошедшие в парламент, распределяются между партиями, преодолевшими избирательный порог не пропорционально, как это принято во всем цивилизованном мире, а поровну. Таким образом, партия, набравшая, скажем, 45 процентов голосов, получает столько же дополнительных мест, сколько и партия, получившая чуть более 5 процентов голосов избирателей.

Референдум по изменению Конституции состоялся 5 сентября 2010 года и завершился оглушительным провалом. Население откликнулось на призыв ПКРМ бойкотировать это мероприятия и не вышло к избирательным участкам. Исчерпав все методы воздействия против Партии коммунистов, Альянс за европейскую интеграцию был вынужден назначить досрочные парламентские выборы, как этого и требовали коммунисты. Выборы прошли с массовыми нарушениями и фальсификациями. Альянс проявил неспособность организовать справедливое и честное волеизъявление людей. В итоге расклад в парламенте не претерпел существенных изменений. Патовая ситуация сохраняется вплоть до настоящего времени. Власть растеряна. Что делать, не знает, и тянет время в надежде, что может быть, с помощью Запада все как-нибудь образуется.

Восток–Запад

Молдова – небольшая и небогатая страна. Возможности для поддержания собственного суверенитета и независимости весьма ограничены. Внешний фактор всегда оказывал на ее внутренне положение чуть большее влияние, нежели в большинстве других государств СНГ. Важнейшее положение в молдавской внешней и внутренней политике занимает Россия – и по многим причинам. Для значительной части населения страны, а это примерно 35–40 процентов, причем не только этнических русских, украинцев, гагаузов, болгар, евреев, но также и молдаван, Россия, русский язык, русская культура являются родными или минимум – весьма близкими. Россия – основной рынок сбыта сельскохозяйственной продукции Молдовы. Это примерно от 50 до 80 процентов всего экспорта РМ. В России на заработках находится приблизительно 500 тысяч граждан стран, то есть большая часть выехавших из страны в поисках лучшей доли.

Запад и Европейский Союз в представлении Альянса и его поддерживающих сегодня выполняют роль, примерно аналогичную концепции светлого коммунистического будущего в Советском Союзе. Идея «вхождения в Европу» служит приманкой для невзыскательной и малообразованной части населения Молдовы и удачно эксплуатируется Альянсом. Сторонники АЕИ убеждены, что как только РМ войдет в ЕС, ее граждане немедленно станут состоятельными и намного более свободными, все проблемы будут решены, уровень жизни сравняется с таковым Германии и Франции. Опыт соседних Румынии и Болгарии, а также стран Прибалтики, которые, вступив в ЕС, не решили ни одной своей проблемы, однако стали заметно беднее, во внимание не принимается. Люди хотят быть обманутыми и искренне обижаются, когда пытаешься им объяснить опасность пребывания в облаках. Альянс поддерживает эти заблуждения; обещания «дать Европу» позволяют ему пока удерживаться у власти.

В 2010 году стало очевидно, что после поражения «оранжевых» на Украине, борьба за влияние на постсоветском пространстве между Западом и Россией переместилась в Молдову. Запад (ЕС и США) закрывает глаза на многочисленные нарушения действующего законодательства Альянсом, готов простить ему преследование ПКРМ и неоднократные попытки закрепиться у власти в обход Конституции. Причина этой любви проста до неприличия: не было в Кишиневе с начала 1990-х годов такой послушной власти, готовой выполнить любое указание Брюсселя и Вашингтона, как ныне правящий в Молдове Альянс за европейскую интеграцию. Снова, как и 15–20 лет назад, МВФ стал главным советником руководства страны. Результаты не заставили себя ждать. Республика идет той же дорогой, которой уже прошли любимицы Запада и МВФ – Грузия и Киргизия.

На стороне Партии коммунистов прагматичный подход, предусматривающий сохранение европейского вектора развития, но вместе с тем диктующий приоритетные отношения с Россией, их выход на новый уровень стратегического партнерства. На стороне тех, кто днем и ночью твердит о европейской интеграции, – мираж, дым, несбыточные фантазии. Тем не менее расслоение общества на сторонников сближения с Россией и Западом – это реальность, которая самым непосредственным образом сказывается на внутриполитической обстановке.

После парламентских выборов в ноябре 2010 года Россия попыталась оказать влияние на формирование власти в Молдове. Со специальной миссией в Кишинев прибыл глава администрации президента России С. Нарышкин. Он провел переговоры о создании левоцентристской коалиции с участием ПКРМ и Демократической партии. ДПМ, напугав своих партеров по Альянсу возможным союзом с коммунистами, выторговала себе дополнительные посты и привилегии в АЕИ-2. Так, партия, еще два года назад даже не прошедшая в парламент, а в нынешнем его составе располагающая всего 15 депутатскими местами из 101, отхватила себе около половины всей власти в стране.

Потом уже лидер ДПМ М. Лупу попытался свалить всю вину за провал левоцентристской коалиции на коммунистов. Однако правду исказить не удалось. Для всех было ясно, что ДПМ, имитируя заинтересованность в левой коалиции, на самом деле стремилась укрепить свои позиции в правом альянсе. Тем не менее активность России насторожила Брюссель и Вашингтон. В Кишинев зачастили еврочиновники всех мастей с обещаниями денег, помощи, поддержки. Затем в дело вступила «тяжелая артиллерия» – вице-президент США.

Визит Д. Байдена

По степени холопства, самоуничижения, непотребного преклонения перед вице-президентом США Д. Байденом молдавские власти, кажется, превзошли всех, кого только можно. Никакого достоинства, выдержки, самоуважения! Трудно найти в истории новейшего времени подходящий пример. Даже в Грузии в аналогичной ситуации вели себя приличнее. В Молдове перед Байденом разве что только шапки не ломали и руки не целовали. Все остальное было: заваренные канализационные люки, огороженные сеткой улицы, тотальные проверки на пути следования кортежа.

По случаю визита высокого гостя Кишинев оказался практически на осадном положении. Представители властей настойчиво рекомендовали жителям города не подходить к окнам, выходя на улицу, не бежать, не останавливаться, не подпрыгивать на месте, не держать в руке больших сумок, пакетов и т.д. Странно, что не додумались вообще выселить жителей Кишинева на время визита, чтобы обеспечить абсолютную безопасность. В столицу была стянута едва ли не половина личного состава МВД страны. Всем государственным учреждениям и ведомствам было дано указание прислать из районов в Кишинев по нескольку сотрудников (причем – за свой счет), чтобы создать видимость ликующего народа при виде заморского гостя.

Представители правящего Альянса за европейскую интеграцию (АЕИ-2) замерли в полусогнутом положении. Многим это напомнило эпизод из фильма Г. Данелия «Кин-дза-зда»: «Желтые штаны: два раза Ку!». Ажиотаж среди власть предержащих и близких к ним политологов, экспертов, журналистов поднялся нешуточный. Визит назвали «историческим», «символическим» и даже «эпохальным». Нездоровая атмосфера и градус психоза достигли такой степени, что временами охватывала тревога за здоровье отдельных политиков и экспертов. А ну как упадут в обморок от избытка чувств или разрыдаются от умиления в самый неподходящий момент перед телекамерами?!

От Байдена ждали откровения и вполне определенных знаков, которые бы четко и недвусмысленно дали всем понять: США берут на полное содержание Молдову и готовы нести ответственность за решение всех ее проблем. Именно это молдавские политики и эксперты пытались прочесть в гладкой, ровной, простой и незамысловатой речи Бадена о демократии, свободе, европейском выборе и общечеловеческих ценностях. Речь Генерального секретаря ЦК КПСС Л. Брежнева, который побывал в Кишиневе в 1974 году, была намного более интересной и содержательной.

После визита Байдена правительственные СМИ были заполнены статьями о «новом уровне отношений», «вхождении Молдавии в зону интересов США» и, ни много не мало, о намерении Вашингтона создать в стране «успешную модель для развития рыночной экономики и решения территориального конфликта». Между тем главного, чего ждал Альянс, – обещания массированной финансовой помощи, в речи Байдена так и не прозвучало. Уже много раз на всех уровнях нынешнему руководству республики было сказано: пока не сформированы полноценные органы власти, не избран президент государства, ожидать серьезной поддержки, кредитов, тем более прямых инвестиций, бессмысленно. Западников можно понять: одалживать деньги, тем более вести переговоры о больших проектах в условиях, когда политический кризис не преодолен, способны только авантюристы, каковых среди европейских политиков не так много.

Неоправданные надежды

По не ясной до конца причине, возможно из-за элементарной неуверенности в своих силах, лидеры Альянса взяли себе за образец методы, примененные Грузией в выстраивании отношений с Западом. Большинство членов АЕИ уверены, что если беспрекословно выполнять все требования ЕС, МВФ и США, занимать антироссийскую позицию по всем вопросам, даже в ущерб экономике своей страны, затеять радикальную переоценку знаменательных исторических дат, то в страну непременно потекут настоящие реки кредитов и грантов. Более того, Брюссель и Вашингтон озаботятся урегулированием приднестровского конфликта и быстренько договорятся с Москвой об объединении Молдовы.

Для любого здравомыслящего наблюдателя понятно, что эти ожидания беспочвенны минимум свидетельствуют о примитивном уровне молдавского экспертного сообщества. Местные политологи либо не знают, либо не желают принимать во внимание опыт других государств СНГ, в течение многих лет старательно выслуживавшихся перед Западом, но так и не преуспевших в решении собственных проблем. Например, Азербайджан уже 20 лет надеется, что Запад в обмен на его нефть поможет вернуть Баку контроль над Нагорным Карабахом. В начале 1990-х годов была даже выработана особая внешняя политика, получившая название «нефть в обмен на территории». Западные компании вложили в нефтепромыслы на Каспии десятки миллиардов долларов, лет десять спокойно качают нефть, но никаких сдвигов в пользу Азербайджана в карабахском вопросе как не было, так и нет. С уверенностью можно предположить, что прогресса в урегулировании и не будет.

При М. Саакашвили он и его окружение считали своей главной задачей любыми возможными способами вредить России, где только можно. Дело дошло до прямого укрывательства чеченских боевиков, а затем и до открытой войны с Россией из-за Южной Осетии. Дальше уже некуда. Никакой особой пользы для себя Тбилиси от Европы и США так и не получил.

Почему в Кишиневе вдруг решили, что ЕС и США будут оказывать полную и безоговорочную поддержку АЕИ и тем более возьмут страну на содержание, так и не ясно. Нефти, газа, золота у Молдовы нет. Накачивать армию оружием, создавать элитные бригады, как в Грузии? Бесперспективно. Может быть, в альянсе считают, что Запад оценит высокий рост М. Лупу или на них произведет впечатление румынский дух М. Гимпу и Ко? Трудно сказать.

Ясно другое: Запад будет оказывать поддержку Альянсу, но главным образом только на словах. В крайнем случае ограничится мелочью, крошками с барского стола и похлопыванием по плечу: продолжайте, мол, в том же духе. Надо сказать, что этот подход, весьма напоминающий известный образ осла и подвешенной морковки, уже принес западникам немалые дивиденды. Молдова в настоящее время уже находится под внешним управлением. Экономикой страны занимаются МВФ и Всемирный банк. Военные вопросы постепенно прибирает к рукам НАТО. Законодательный блок курирует Совет Европы, внешнюю политику определяют ЕС и США. Представители молдавского руководства шагу не могут ступить без советов и рекомендаций зарубежных экспертов, консультантов, ревизоров и т. п.

Формировать общественное мнение помогают финансируемые из-за рубежа (в основном из Румынии) примерно два десятка газет, радио и телеканалов, а также несколько сот всевозможных неправительственных организаций. Целенаправленную работу по разрушению Молдавской Православной церкви Московского патриархата ведет Бессарабская Митрополия Румынской Православной церкви, напрямую управляемая и финансируемая из Бухареста. Тем временем члены Альянса постоянно обмениваются колкостями, конфликтуют, делят сферы влияния, каждый день принимают участие во всевозможных телевизионных ток-шоу и дебатах. Практически они работают мало и без особого успеха. Деградирующее влияние власти на страну и общество более чем очевидно.

В то время как Европа движется в сторону парламентаризма, Альянс предлагает президентскую форму правления. Если Европа и Венецианская комиссия рекомендуют по возможности избегать референдумов как популистского инструмента, Альянс продолжает лелеять мечту по изменению Конституции с помощью референдума. В Европе ЕСПЧ выносит решение о незаконности запрета Венгерской коммунистической партии, в Молдове ЛДПМ и ДПМ пытаются обосновать ее ликвидацию.

АЕИ выполняет чудовищный по своим последствиям для страны меморандум, подписанный с МВФ, который предусматривает массовое закрытие школ, детских садов и больниц, радикальное сокращение социальных программ, повышение налогов, уничтожение остатков собственного производства. Так, согласно требованию МВФ, в Молдове должны быть ликвидированы все классы, в которых меньше 30–35 учеников (!), учителям, достигшим пенсионного возраста, будет разрешено работать только один год, затем все они должны будут оставить свою работу. Если каким-нибудь образом эту «реформу» не удастся остановить, страну ожидает ликвидация сотен школ в селах и небольших городах, десятки тысяч детей будут лишены доступа к образованию, тысячи опытных учителей, профессионалов свого дела будут выброшены на улицу.

Альянс намерен восстановить налог на прибыль в 13 процентов, который ранее отменили коммунисты, поднял цену на выдачу лицензий для открытия своего дела, рассматривает возможность разрешения продажи иностранцам земли. Вопреки всем канонам АЕИ планирует выставить на продажу нормально функционирующие и прибыльные государственные предприятия, которые являются основой суверенитета и социальной политики государства. На эту собственность уже положили глаз олигархи, стоящие за партиями АЕИ. В то же время, хотя правительство коммунистов удерживало внешний долг на уровне 12–15 процентов от ВВП, за два года правительство Альянса умудрилось допустить его рост до 45–50 процентов. Наконец впервые за 20 лет Молдова вошла в новый, 2011 год без бюджета. Причина проста – правительство не успело согласовать все его статьи с МВФ.

При либералах во власти страна вернулась в 1990-е годы – на путь тотальной деградации и демодернизации. Здесь свою особую линию проводит Румыния. Правящие круги этой страны всегда рассматривали существование независимой Молдавии как потенциальную опасность. Дело в том, что в самой Румынии есть историческая область Молдова, которая в Средние века являлась составной частью Молдавского княжества. В Румынии проживает более 4,5 миллионов молдаван. Укрепление независимости и экономическое процветание Молдовы Румынии не выгодно. С одной стороны, это создает препятствия для реализации плана «Великого объединения». С другой, успешный проект Молдавского государства рано или поздно может возродить сепаратистские настроения в самой Румынии. Тем более что румынская Молдова всегда была наиболее отсталой частью страны, а молдаване там фактически находились и находятся по сию пору на положении граждан «второго сорта». Им, так же как и молдаванам из Республики Молдова, чтобы стать «своими» в Румынии, надо постоянно доказывать свою румынскую сущность: тщательно следить за своим произношением (молдавская речь у «чистопородных румын» вызывает скептическую улыбку), поведением и политическими взглядами.

После вступления Румынии в Евросоюз (2007) курс на поглощение Молдовы фактически стал главным содержанием внешней политики официального Бухареста. Румыния не признает границу с ней, отказывается подписывать с ней Базовый договор, оказывает массированную финансовую поддержку унионистским организациям и СМИ в республике, увеличила ежегодную квоту для студентов из РМ с двух до пяти тысяч человек. С приходом к власти в Молдове Альянса за европейскую интеграцию начался интенсивный процесс интеграции государственных структур. На лето этого года запланировано совместное заседание Кабинета министров двух государств. Для полноты картины следует добавить, что в Молдове румынскими паспортами обладают примерно 250–300 тысяч человек, в том числе практически все члены правящего Альянса.

Впрочем, недальновидная политика в отношении соседнего государства бумерангом ударила по самой Румынии. В сентябре 2009 года в Трансильвании было объявлено о создании венгерской автономии. С осени 2010 года начался интенсивный процесс предоставления гражданства Венгрии румынским гражданам венгерского происхождения. В марте 2011 года венгерский паспорт в торжественной обстановке был вручен известному политическому деятелю, в прошлом священнику, Ласло Текешу, лидеру восстания 1989 года в Тимишоаре. Непосредственно в Венгрии все громче раздаются голоса призывающих пересмотреть Трианонский договор 1920 года, в соответствии с которым страна лишилась примерно двух третей своей территории.

Правые партии АЕИ и представляющая их политическая элита при активной поддержке Бухареста стремится перекодировать национальное самосознание молдаван. Внутренняя и внешняя политика АЕИ ведет к разрушению гражданского единства молдавской нации и исчезновению Молдовы как независимого государства с карты мира. Единственной силой, способной остановить процесс разрушения страны, является Партия коммунистов Республики Молдова.

Партия коммунистов во власти и в оппозиции

Двадцать пятого февраля нынешнего года исполнилось 10 лет с того дня, когда ПКРМ пришла к власти в Молдове, одержав победу на парламентских выборах 2001 года. Эта дата стала поводом к анализу и оценке итогов пребывания у власти коммунистов, сравнению их с подходами и предварительными результатами правления АЕИ. Десять лет назад в наследство от предыдущей власти ПКРМ достались разрушенная экономика, разбалансированная финансовая система, общество, потерявшее веру в будущее. Внешний долг достиг 75 процентов от ВВП. Средняя зарплата не превышала 20–30 долларов. При этом задержки по выплатам зарплат и пенсий составляли полтора-два года. Порой вместо денег людям предлагались чугунные батареи, эмалированные ведра, постельное белье…

Партия коммунистов приступила к наведению порядка в стране, опираясь на собственные силы и внутренние ресурсы. МВФ и Мировой банк отказались сотрудничать с коммунистами, полагая, что они немедленно приступят к национализации, ликвидации частной собственности, преследованию инакомыслящих, возврату к социализму советского образца. Того же опасались демократы и либералы; многие из них стояли у истоков дикого разграбления национального достояния страны в 1990-х годах.

В 2001 году Партия коммунистов одержала абсолютную победу, получив 71 место в парламенте. В этой ситуации ПКРМ, если бы руководствовалась корыстными интересами и целями подобно АЕИ в 2009–2010 годах, могла бы сделать что угодно: сменить политический строй, избрать пожизненного президента, изменить по своему усмотрению Конституцию, запретить партии, которые ее не устраивали и т. д. Очень многие в Молдове надеялись, что, поддавшись давлению своих радикалов, коммунисты развернут политическую войну и настроят все общество против себя. Ничего подобного не произошло и не могло произойти, потому что партией руководили ответственные люди, а не мечтающие о власти авантюристы.

Ожидавшие экономического апокалипсиса, политических расправ, возврата в прошлое просчитались. Основу подхода ПКРМ к экономике и политике составил выверенный прагматизм. В течение нескольких месяцев был наведен порядок в финансовой сфере, установлен жесткий контроль над государственной казной. От финансовых потоков отлучены сомнительные личности и малопонятные субъекты, которые распоряжались государственными средствами. После этого сразу нашлись деньги на выплату зарплат, пенсий, пособий, стипендий. Стали погашаться задолженности по выплатам. Боле того, новая власть изыскала возможность для повышения зарплат и пенсий, пусть поначалу и небольшого. Процесс либеральных реформ был продолжен, но теперь уже под контролем государства. Одновременно были прекращены экономические войны между кланами. Прагматизм и профессиональный подход стали преобладать и во внешней политике. Вместо ожидаемой оппонентами  изоляции Молдовы последовало развитие сотрудничества и с Западом, и с Востоком. В страну вернулась политическая стабильность, благотворным образом сказавшаяся на социально-политическом положении страны.

Главный результат: в отсутствие внешнего финансирования и инвестиций, при несовершенстве законодательства, наличии крупного внешнего долга, который остался в наследство от прежних, либеральных, властей, ПКРМ в течение первого года сумела добиться впечатляющих успехов. Рост ВВП в 2001 году составил 4 процента. Экономический рост – 5 процентов. Инфляцию удалось сдержать на уровне 1 процента. Началась программа газификации всей страны. В 2001 году было газифицировано 7 процентов населенных пунктов РМ; к 2009-м – 94 процента всех городов и сел страны. (Для справки: за два года пребывания у власти АЕИ – не было газифицировано ни одного села.)

В течение года пенсии были повышены на 61,4 процента, среднемесячная зарплата – на 30,0 процентов (в том числе учителям на 20 процентов ); выросли и стипендии студентам. И это при том, что на обслуживание внешнего долга руководство страны было вынуждено направить в 2001 году 40 процентов всех бюджетных поступлений, в 2002-м – 75 процентов. С 2001 года экономика Молдовы стала расти темпами 6–7 процентов в год. За 4 года ВВП республики был удвоен. Консолидированный бюджет вырос с 330 миллионов долларов в 2002 году до 1 миллиарда в 2005-м. ПКРМ провела реформу науки и здравоохранения, налоговую амнистию, ликвидировала организованную преступность.

В 2005 году последовала новая волна преобразований. Были проведены легализация капитала, налоговая амнистия, введена нулевая ставка налога на реинвестированную прибыль предприятий. Это привело к увеличению экономического роста до 8 процентов. Приток прямых иностранных инвестиций в национальную экономику на конец 2008 года составил 2,6 миллиарда долларов, что позволило избежать негативных последствий мирового финансового кризиса. В тот год, по оценкам журнала “The Banker”, Молдова вышла на пятое место в мире по стабильности банковской системы. Что касается стиля власти ПКРМ, то его, среди прочего, исчерпывающе характеризует следующий факт: за 8 лет по инициативе Президента страны В. Воронина было восстановлено и отремонтировано свыше 700 (!) церквей и монастырей.

В 2006 году после пятилетнего перерыва республику посетил представитель МВФ. Походил по министерствам и ведомствам, побывал на предприятиях, встретился с экономистами, экспертами, бизнесменами. Затем его принял В. Воронин. У посланца МВФ был только один вопрос: «Как вам удалось этого добиться?». Глава государства ответил: «Мы это смогли сделать, потому что не пользовались вашими советами».

Одним из главных индикаторов, который указывает на эффективность власти в любом государстве, является демографическое положение. В 2004–2006 годах в РМ число родившихся впервые за долгие годы стало опережать число умерших. Демографический кризис, разразившийся в середине 1990-х годов, был остановлен. Стоит ли говорить о том, что сразу после прихода к власти АЕИ демографический кризис вернулся в страну, смертность снова стала опережать рождаемость?

С сентября 2009 года Партия коммунистов находится в оппозиции.  Несмотря на давление со стороны властей, отсутствие финансирования, фальсификации, подкуп и шантаж ПКРМ остается самой мощной партией в стране, политической силой общенационального значения. Парламентские выборы 28 ноября 2010 года выявили интересную картину. По сравнению с предыдущими выборами ПКРМ потеряла всего лишь 29 тысяч голосов избирателей. Результат партий коалиции АЕИ был получен за счет искусственного увеличения явки, дополнительных списков (особенно на зарубежных участках), двойного голосования и откровенных фальсификаций. При этом ПКРМ улучшила свой электоральный результат как в абсолютном, так и относительном выражении в Кишиневе, Бельцах и еще в 20 городах страны (из 40). То есть в крупных населенных пунктах, где люди экономически активны, обладают относительной материальной независимостью, лучше образованны и информированы.

Еще один сюрприз для либералов – это рост популярности Партии коммунистов среди студентов. Выборы 2010 года продемонстрировали значительный рост числа студентов, отдавших свои голоса ПКРМ (из 27 избирательных участков страны, где голосовали студенты, на 16 коммунисты получили больше голосов, чем 5 апреля 2009 года). За полтора года пребывания в оппозиции изменилась возрастная структура партии. Год от года среди вступающих в ряды ПКРМ снижается удельный вес людей в возрасте от 50 до 60 и более лет. Если в 2001 году число людей этой возрастной группы составляло 19 процентов, то в 2010 году в партию вступили всего лишь 12 процентов людей этой возрастной группы.

Наиболее стабильна в партийных рядах доля лиц возрастной группы от 31 до 40 лет. Начиная с 2001 года и по 2010-й в числе вступающих в ПКРМ она составляет 22–23 процента. В сложные 2009-й и 2010 год резко возросла доля вступающих в ПКРМ в возрасте от 18 до 30 лет – 43, 7 и 42,5 процентов соответственно (в 2002 году их было 22 процента). Молодежь – этокатегория населения, демонстрирующая не просто положительную, а мощно растущую динамику приема в ряды ПКРМ. Таким образом, все разговоры оппонентов, будто у Партии коммунистов «нет будущего», будто это «партия пенсионеров», а в случае новых выборов у нее «нет шансов», не соответствуют действительности. Точно так же не оправдались прогнозы оппонентов ПКРМ о расколе партии и снижении ее влияния в обществе.

Партии коммунистов удалось провести модернизацию, что называется, «на ходу», пребывая в оппозиции. Сегодня она во всех отношениях выглядит сильнее, чем два-три года назад, когда находилась у власти.

Что впереди?

Правящая коалиция продолжает тянуть время в надежде отыскать способ избрать президента, подкупив кого-либо из фракции ПКРМ или изменив Конституцию. Все предложения Партии коммунистов ограничить время, в течение которого необходимо избрать президента, парламентское большинство отклоняет. Между тем политический кризис продолжается и узел противоречий затягивается все туже. Судя по всему, простого и легкого способа решения проблемы уже не будет.

Исходя из имеющихся данных, возможными представляются четыре сценария развития ситуации:

1. Вариант с выборами президента от Альянса за европейскую интеграцию, становится все призрачнее. Все подходы к членам фракции ПКРМ в надежде заполучить два голоса оказались неудачными. По мнению многих экспертов, эти усилия вообще утратили смысл, потому что уже нет никакой гарантии, что В. Филат и его Либерально-демократическая партия будут голосовать за М. Лупу. Однако сторонники последнего не теряют надежды «пропихнуть» его в президенты и предлагают провести новый референдум с предложением избирать президента не 61 голосом, а простым большинством. Они упускают из виду одно обстоятельство: новые (очередные или досрочные) выборы могут дать большинство оппозиции, и такое изменение Конституции в будущем может ударить по интересам партий Альянса. Тем более что с 2001-го по 2009 год большинством в парламенте обладали коммунисты.

2. Пока еще сохраняется вероятность избрания нейтрального президента, если переговоры об этом между ПКРМ и ЛДПМ приведут к успеху. Такой вариант возможен в том случае, если В. Филат сумеет преодолеть свою зависимость от Румынии и Запада. Понятно, сделать ему это будет весьма непросто.

3. В случае если Альянс будет тянуть с избранием главы государства неприлично долго либо попытаться избрать его с грубым нарушением Конституции или подтасовав результаты нового референдума, это развяжет оппозиции руки. При таком варианте развития обстановки вполне возможен вариант «Красной революции».

4. Провал попытки избрать президента будет означать необходимость проведения новых досрочных парламентских выборов. Этот вариант, несмотря на все его недостатки (как ни крути, три раза в течение трех лет проводить досрочные выборы – это явный перебор), тем не менее весьма выгоден двум партиям-«тяжеловесам» – ПКРМ и ЛДПМ. Новые досрочные выборы дают им возможность укрепить свое положение в парламенте за счет снижения влияния маргинальных партий – Либеральной и Демократической.

Политическая борьба между ПКРМ и Альянсом за европейскую интеграцию – это одновременно и борьба за будущее РМ как независимого государства. Победа Альянса, его закрепление у власти на 4 года будут означать победу прорумынских сил, считающих, что Молдова – это «сталинский проект» и что ее будущее – в составе Румынии. На стороне АЕИ крупный капитал, финансируемые извне СМИ и НПО, а также Румыния, ЕС, США. На стороне ПКРМ – симпатии примерно половины населения Молдовы. Партия коммунистов в одиночку противостоит унионистам и тем, кого удалось ввести в заблуждение сказками о скором «вхождении в Европу».

Россия и Украина пока занимают выжидательную позицию. Не все до конца понимают все последствия прихода к власти в РМ прорумынской и прозападной коалиции АЕИ. Причем не все не только в России и на Украине, но и в Евросоюзе. Между тем процесс размывания национального сознания, идентичности и государственности Молдовы, запущенный после прихода к власти Альянса, и угроза исчезновения ее с карты мира в той или иной форме затронут все соседние государства. Реализация унионистского проекта приведет к появлению нескольких устойчивых очагов сопротивления (потенциальных «горячих» точек наподобие приднестровского) в правобережной Молдове. Это Кишинев, Бельцы, ряд северных и восточных районов, а также Гагаузия и Таракийский район (где компактно проживают болгары). К тому же утрата государственности Молдовы способна спровоцировать территориальные конфликты между Румынией и Украиной, Румынией и Венгрией, Румынией и Болгарией (из-за Добруджи).

Понятно, в той или иной форме в эту зону нестабильности на юго-востоке Европы будет вовлечена и Россия; молдаване, русские, украинцы, болгары и представители других национальностей, не желающие становиться «частью Европы в составе Румынии», будут взывать о помощи в первую очередь к Москве. И тогда на тушение этого пожара потребуется во сто крат больше сил и средств, нежели это необходимо сегодня, чтобы не допустить аларимстский вариант развития истории, который сегодня, увы, выглядит более чем вероятным.